Почему не стоит принимать аспирин или мотрин при COVID-19

Ибупрофен для коронавируса

Краткий обзор -

  • Французское министерство здравоохранения предостерегает от использования нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), таких как ибупрофен, для лечения лихорадки и боли, связанных с инфекцией COVID-19, и вместо этого использовать ацетаминофен (парацетамол)
  • Письмо от 11 марта 2020 г. в The Lancet представляет гипотезу о том, что ибупрофен и другие ингибиторы АПФ могут усугублять инфекцию COVID-19 за счет увеличения экспрессии АПФ2, поскольку она заражает клетки-хозяева путем связывания с его рецепторами
  • Исследования также показали, что ибупрофен не улучшает выживаемость у пациентов с сепсисом. Белки теплового шока, вызванные жаром, защищают от окислительного повреждения, вызванного сепсисом, поэтому, подавляя белки теплового шока, жаропонижающие препараты могут ухудшить результаты
Размер текста:

От д-ра Меркола

Если вы следили за новостями о новом коронавирусе COVID-19 (иногда его также называют ТОРС-КоВ-2 из-за его сходства с ТОРС), вы, вероятно, видели статьи, предлагающие противоречивую информацию об использовании ибупрофена.

Некоторые говорят, что прием ибупрофена может усугубить инфекцию COVID-19, в то время как другие считают, что такого риска нет. Например, 18 марта 2020 года CNN сообщил, что министр здравоохранения Франции Оливер Веран предостерегает от использования нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), таких как ибупрофен, для лечения лихорадки и боли, связанных с инфекцией COVID-19, и использовать вместо этого ацетаминофен (парацетамол).

Противоречивые точки зрения на риск ибупрофена

Согласно CNN, рекомендация Верана «была подвергнута критике со стороны некоторых экспертов в области здравоохранения, которые ссылались на отсутствие общедоступных доказательств». Тарик Яшаревич, представитель Всемирной организации здравоохранения, сказал CNN, что они изучают этот вопрос, но в результате краткого обзора литературы не удалось получить какие-либо клинические или популяционные данные в поддержку рекомендации Верана.

Аналогичным образом, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний США заявил NBC News, что «необходимы дополнительные исследования для оценки сообщений о том, что ибрупрофен может влиять на течение COVID-19», и что «нет никаких доказательств того, что он увеличивает риск серьезных осложнений или приобретения вируса, вызывающего COVID-19».

Европейское агентство по лекарственным средствам выпустило практически идентичное заявление. Однако агентство также отмечает, что оно приступило к рассмотрению НПВП в 2019 году после того, как Французское национальное агентство по безопасности лекарственных средств и изделий медицинского назначения сообщило, что эти лекарства, по-видимому, усугубляют инфекцию ветряной оспы и некоторые бактериальные инфекции.

Французское министерство здравоохранения придерживается своей рекомендации избегать ибупрофена, однако заявляет, что у пациентов с подтвержденной или подозреваемой инфекцией COVID-19, получавших НПВП, были выявлены «серьезные неблагоприятные эффекты».

В своих последних руководствах по лечению COVID-19 от 14 марта 2020 года министерство подчеркивало, что «в качестве лечения жара или боли, связанной с COVID-19 или любым другим респираторным вирусным заболеванием, нужно выбирать парацетамол», не превышая 60 миллиграммов (мг) на килограмм в день или 3 грамма в день.

Хотя некоторые крупные новостные агентства отклоняют рекомендацию избегать ибупрофена как необоснованный «интернет-слух», который не имеет научной основы, кажется безрассудным отказываться от него.

Прежде всего, если французские органы здравоохранения говорят, что назначение НПВП инфицированным пациентам имеет неблагоприятные последствия, возможно, было бы разумно их выслушать? В конце концов, клиническое исследование требует времени, поэтому стоит обратить внимание на случайные результаты из этой области, по крайней мере, до тех пор, пока исследования не нагонят.

Как и я, Британская национальная служба здравоохранения готова проявить осторожность. В твите от 18 марта 2020 года NHS заявили: «Нет убедительных доказательств того, что ибупрофен может ухудшить состояние при коронавирусе. Но пока у нас нет большего количества информации, принимайте парацетамол для лечения симптомов коронавируса, если только ваш врач не сказал, что он вам не подходит».

В видео MedCram, приведенном выше, доктор Роджер Сеулт рассматривает некоторые преимущества и недостатки НПВП. Например, хотя было показано, что они ингибируют репликацию вируса, что хорошо, они также останавливают выработку антител, что плохо, когда вы боретесь с вирулентным вирусом. Он также обсуждает убедительные данные, свидетельствующие о том, что реклама и широкое использование высоких доз аспирина во время пандемии гриппа 1918 года совпали с ростом смертности в октябре 1918 года.

Что могут сказать нам сопутствующие COVID-19 заболевания?

Еще один источник, который подлил масла в огонь дискуссии, — это письмо «Повышен ли риск инфицирования COVID-19 у пациентов с гипертонией и сахарным диабетом?» опубликованное в «Респираторных заболеваниях The Lancet» 11 марта 2020 г.

В письме указывается, что наиболее распространенными сопутствующими заболеваниями среди пациентов с тяжелой инфекцией COVID-19 и пациентов, которые умерли от инфекции, являются высокое кровяное давление, диабет 2 типа, ишемическая болезнь сердца и цереброваскулярные заболевания.

Общим для всех этих состояний является то, что все они часто лечатся ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) - лекарствами, которые расслабляют и расширяют ваши кровеносные сосуды. К сожалению, ни одно из трех исследований, в которых рассматривались сопутствующие заболевания у пациентов с COVID-19, не содержало данных о лекарствах, которыми лечили пациентов с этими сопутствующими заболеваниями.

Говоря о сопутствующих заболеваниях, в отчете итальянского Instituto Superiore Di Sanita от 17 марта 2020 года отмечается, что более 99% умерших от COVID-19 в Италии имели предшествующие заболевания. Это не обязательно должно нас удивлять, учитывая, что большинство смертей произошло среди людей старше 80 лет.

Средний возраст инфекции в Италии составляет 63 года. Около половины умерших имели три или более предыдущих заболеваний, в то время как другая половина имела один или два. Из 2003 зарегистрированных случаев смерти только три не имели истории болезни.

Предполагаемый механизм действия

Итак, какое отношение ингибиторы АПФ имеют к COVID-19? Проблема, по мнению авторов этого письма Lancet, заключается в том, что ингибиторы АПФ увеличивают экспрессию АПФ2, а COVID-19 инфицирует клетки-хозяева, связываясь с их рецепторами, обнаруженными в эпителиальных клетках легких, кишечника, почек и кровеносных сосудов.

Таким образом, ингибиторы АПФ потенциально могут ухудшить риск инфицирования COVID-19 и осложнений. Авторы отмечают, что ибупрофен также может повышать уровень АПФ2, поэтому рекомендация избегать его при наличии симптомов COVID-19 может быть не такой уж плохой идеей.

С другой стороны, известно, что ибупрофен плохо взаимодействует с препаратами, ингибирующими АПФ, поэтому пациентам, принимающим ингибиторы АПФ, обычно рекомендуется вместо этого принимать ацетаминофен, чтобы избежать острых проблем с почками.

По словам авторов письма The Lancet, Лей Фанг и Майкла Рота (Исследование легочных клеток и пульмонология, Университетская клиника в Базеле, Швейцария) и Джорджа Каракиулакиса (Отдел фармакологии, Школа медицины, Университет Аристотеля в Салониках в Греции):

«Патогенные коронавирусы человека (тяжелый острый респираторный коронавирусный синдром [ТОРС-КоВ] и ТОРС-КоВ-2) связываются с клетками-мишенями через ангиотензинпревращающий фермент 2 (АПФ2)…

Экспрессия АПФ2 существенно повышена у пациентов с диабетом типа 1 или 2, которых лечат ингибиторами АПФ и блокаторами рецепторов ангиотензина II типа I (БРА).

Гипертонию также лечат ингибиторами АПФ и БРА, что приводит к повышению уровня АПФ2, который также может быть повышен тиазолидиндионами и ибупрофеном.

Эти данные предполагают, что экспрессия АПФ2 увеличивается при диабете, а лечение ингибиторами АПФ и БРА повышает экспрессию АПФ2. Следовательно, повышенная экспрессия АПФ2 будет способствовать заражению COVID-19.

Поэтому мы выдвигаем гипотезу о том, что лечение диабета и гипертонии препаратами, стимулирующими АСЕ2, повышает риск развития тяжелой и смертельной формы COVID-19...

Еще одним аспектом, который следует изучить, является генетическая предрасположенность к повышенному риску инфицирования ТОРС-КоВ-2, что может быть связано с полиморфизмами АПФ2, которые связаны с сахарным диабетом, церебральным инсультом и гипертонией… »

Жар - важная часть вашей иммунной защиты

Есть и совершенно другая причина избегать НПВП, а также других жаропонижающих средств: когда у вас жар, это связано с тем, что он является частью иммунного ответа вашего организма; так ваше тело убивает патогенные микроорганизмы.

Это одна из причин, почему я настоятельно рекомендую посещать сауну, так как регулярное повышение температуры тела помогает предотвратить инфекции.

Повышение температуры тела позволяет вашим лейкоцитам более эффективно выявлять и уничтожать зараженные вирусом клетки. Принятие безрецептурного средства, снижающего температуру, будет мешать этому критически важному процессу и потенциально может позволить инфекции продолжаться дольше, вызывая больший ущерб в процессе.

Ряд исследований рассмотрели эту проблему, и пришли к выводу, что лечение жара может продлить и обострить болезнь. Лучшая альтернатива - при условии, что ваша температура не становится опасно высокой, состоит в том, чтобы много отдыхать, пить много жидкости и просто «вывести все с потом». Как отмечается в программном документе Американской академии педиатрии «Жар и применение жаропонижающих средств для детей»:

«Многие родители применяют жаропонижающие средства, даже когда температура минимальная или ее нет, потому что они обеспокоены тем, что ребенок должен поддерживать «нормальную» температуру. Жар, однако, не является первичным заболеванием, а является физиологическим механизмом, оказывающим благотворное влияние на борьбу с инфекцией.

Нет никаких доказательств того, что жар сам по себе ухудшает течение болезни или вызывает долгосрочные неврологические осложнения. Таким образом, основной целью лечения лихорадящего ребенка должно быть улучшение общего комфорта, а не сосредоточение внимания на нормализации температуры тела».

Жар снижает смертность, если оставить его в покое

В одном рандомизированном контролируемом исследовании, опубликованном в 2005 году, было выявлено, что пациенты в критическом состоянии, получавшие ацетаминофен и охлаждающие одеяла, когда их температура поднялась выше 38,5°C (101,3°F), перенесли гораздо больше инфекций и имели более высокий уровень смертности, чем те, кто не получал никакого лечения до того, как температура достигала 40°C (104°F). Как сообщают авторы:

«Сорок четыре пациента были случайным образом распределены в агрессивную группу, а 38 – в разрешающую … Было 131 инфицирование в агрессивной группе и 85 в разрешающей.

Было семь смертельных случаев в агрессивной группе и только одна в разрешающей. Исследование было остановлено после первого промежуточного анализа из-за разницы в смертности, связанной с вопросами отказа от согласия и мандата на минимальный риск. Выводы: агрессивное лечение жара у критически больных пациентов может привести к более высокому уровню смертности».

Вот еще одна цитата из статьи 2002 года «Жар: полезные и вредные эффекты жаропонижающих средств», опубликованной в журнале «Текущее мнение об инфекционных заболеваниях»:

«Значительные данные свидетельствуют о том, что лихорадка благотворно влияет на исход многих, хотя и не всех, инфекций.

Например, опрос пациентов с внебольничной пневмонией показал, что у больных с температурой выше 37,8°C и количеством лейкоцитов выше 10000 клеток / мм уровень смертности составил 4%, что сопоставимо с уровнем смертности 29% для пациентов без лихорадки и лейкоцитоза.

Повышенная выживаемость также была показана у лихорадочных пациентов с бактеремией Escherichia coli и сепсисом Pseudomonas aeruginosa относительно пациентов с жаром… Многочисленные исследования на животных показали обратную корреляцию между смертностью и температурой во время серьезной инфекции.

В одном из таких экспериментов выживаемость увеличилась с 0% до 50% у мышей с перитонитом Klebsiella pneumoniae, когда их температура была искусственно повышена с нормального до лихорадочного уровня».

Протеины теплового шока защищают от вреда септического шока

Уровень белков теплового шока увеличивается в сауне. Kогда повышается температура вашего тела - будь то из-за жара или из-за сидения в сауне - белки теплового шока активируются, что фактически подавляет репликацию вируса.

Как отмечалось в приведенной выше цитате из «Лихорадка: полезные и вредные эффекты жаропонижающих средств», белки теплового шока также защищают от окислительного повреждения, которое происходит при сепсисе.

Учитывая, что COVID-19 является вирусной инфекцией, которая в тяжелых случаях может вызвать цитокиновый шторм (то же самое, что происходит при сепсисе) кажется разумным быть по крайней мере немного осторожнее с приемом ибупрофена для снижения жара, связанного с COVID-19.